Все новости

Банки и e-commerce в Узбекистане

14 июля, 2020

Банки и e-commerce в Узбекистане

До наступления коронавирусной пандемии рынок электронной коммерции Узбекистана был развит ещё слабее чем сейчас. Однако уже сегодня на рынок выходят крупные игроки вроде проекта JOYDA от Sanoat Qurilish Bank, продукт HUMANS.uz, а также платформы от Uzcard, про которую ещё очень мало что известно.

Probanki поговорили с заместителем председателя Kapitalbank, Сергеем Гимадиевым о том, что делает банк в направлении э-коммерции и какие у него планы относительно рынка маркетплейсов. Кроме того, мы так же взяли комментарии у зампредседателя «УзПСБ», Улугбека Таваккалова; и основателя Humans, Владимира Добрынина о том, как им видится текущая ситуация на рынке.

Сергей Гимадиев, зампредседателя «Капиталбанк», владелец телеграм-канала @GSAdigital

— Что вы думаете о нашем рынке э-коммерции? Есть ли у него какие-то уникальности, чего ему не хватает для развития?

Рынок пока очень слабый, находится в зачаточном состоянии и особо никакой уникальности в нём нет.

В Узбекистане сейчас есть две основные платёжные системы: HUMO и Uzcard. При этом HUMO пока только заходит на рынок, их карточек ещё мало, но они постоянно растут.

Относительно международных платёжных систем – в Узбекистане лишь около трёх-четырёх банков самостоятельно предоставляют эквайринг по международным картам, среди них: NBU, Ipak Yo’li Bank и Kapitalbank.

Есть ещё RavnaqBank, которые сделали «ход конём», договорившись с Octo, где представлен эквайринг сразу по пяти платёжным системам. Естественно, банк в таком случае зарабатывает меньше, но зато может предоставить своим клиентам удобный сервис. Для относительно небольшого банка, как RavnaqBank, думаю это самый оптимальный вариант. Кстати, должен отметить, что именно в RavnakBank сейчас один из самых сильных составов специалистов карточного бизнеса.

— Почему у нас до сих пор нет хотя бы одного-двух крупных маркетплейсов, как например российские Ozone, Wildberries или «Беру»?

Потому что мы только начинаем развиваться и у нас пока мало специалистов. Для этого привлекают экспатов, но почему-то не всегда хороших. Приезжают в основном консультанты-теоретики, которые, к сожалению, сами практически ничего реализовать не могут. При этом услуги консультантов очень дорогие, перед их привлечением руководство банка должно ставить конкретные цели и чётко понимать, что их дорога в digital, так как за этим будущее.

Вторая причина в том, что ЦБ фактически дал волю банкам всего несколько лет назад, когда сам вышел с предложением развивать онлайн кредиты, депозиты, конвертацию.

Но на нашем рынке уже есть претенденты на его захват: тот же самый JOYDA – неплохой проект. И, естественно, наши банки смотрят сейчас на зарубежные проекты типа российского «Беру» (совместный проект «Сбербанка» и «Яндекса» – Прим. ред.).

Другим отличным примером является маркетплейс Kaspi.kz казахстанского Kaspi Bank, построенный на платформе SAP. Часть наших банков рассматривает для себя именно его в качестве примера построения собственного маркетплейса.

— Произойдет ли у нас в скором времени бурный рост в сфере э-коммерции? Есть ли к этому предпосылки?

Коронавирус стал первой предпосылкой, которая заставила банки задуматься о том, что ранее они даже не планировали. Потому что, когда закрываются филиалы, то падают объёмы и ни о каком выполнении бизнес-плана речи уже быть не может.

Среди других предпосылок – удешевление стоимости интернета, увеличение количества смартфонов, расширение покрытия мобильной связью, а также готовность владельцев магазинов наращивать продажи через онлайн-каналы: почти у всех крупных поставщиков уже есть свои небольшие интернет-магазины. Во время пандемии предприниматели осознали необходимость онлайн-каналов и теперь постепенно либо будут делать свои сайты, либо добавляться в маркетплейсы.

На примере Apelsin могу сказать, что наши клиенты были очень довольны тем, как в начале пандемии мы запустили услугу денежных переводов, доставку карт и всё остальное. Тогда о нас много писали в соцсетях. Конечно, были и какие-то ляпы, но в целом мы тогда отработали хорошо.

Тогда же в «Капиталбанке» мы запустили платформу для электронной коммерции – эквайринг для интернет-магазинов по картам HUMO и Uzcard: с холдированием средств, отменой транзакций и т.д.

А недавно мы добавили в приложение возможность оплаты по реквизитам не только для наших клиентов. Теперь любой зарегистрировавшийся в приложении сможет оплатить по любому договору. Раньше люди для этого ходили в банк, теперь всё можно сделать со смартфона.

— Какова роль банков в развитии рынка э-коммерции? Могут ли и должны ли они туда идти?

Касательно роли – кто-то будет участвовать просто кредитованием, а кто-то будет делать маркетплейсы или платёжные инструменты. Мы, например, будем делать всё. Сейчас, помимо эквайринга, у нас есть проект по кредитованию в розничных офисах Ucell. Пока это две точки, в которых сидят наши сотрудники, но в ближайшее время мы расширим их на все филиалы Ucell, продающие какие-либо устройства. Физические точки – только начало, в дальнейшем всё это естественно уйдёт в «цифру».

Касательно того должны ли идти банки в e-commerce, раньше платёжные системы типа Click и Payme были самыми технологичными и смогли захватить рынок онлайн-платежей. И думаю, они до сих пор держат около 90% рынка. Банки же предоставляли свои услуги через них – просто открывали E-POS и получали маленький доход за клиринговые операции, а реально зарабатывали сами платёжные системы.

Сейчас всё это дело меняется: Apelsin, например, растёт по объёмам онлайн-платежей с темпом в 2-4 раза в месяц. И теперь, если к нам добавляется поставщик с месячным оборотом 1-2 млрд сумов – для нас это обыденность, а вот привлечение клиента с оборотом в 10 миллиардов – это уже событие. Не так давно мы добавили проект с оборотом в 40 миллиардов в месяц. Это было для меня большой радостью, но я уверен, что это не последний такой проект для нас.

— Что думаете о потенциальных претендентах на захват рынка: JOYDA, HUMANS.uz, проект от Uzcard?

Насчёт проекта от Humans я не знаю никаких подробностей и не могу ничего о них думать, кроме того, что они потратили гигантские суммы для выхода на рынок, а пользовательские оценки их приложения в маркетах оставляют желать лучшего. Еще до публикации их приложения в Google Play я загрузил его с сайта чтобы протестировать. Можно сказать, я один из первых их клиентов. Жду 1 августа, когда они запустят основной функционал приложения.

По проекту JOYDA я знаю, что там есть Улугбек Таваккалов, а он сейчас один из лучших специалистов в этой области. Я очень рад за Улугбека, он молодец, что бросил на это все силы и запустил в приложении банка рассрочку и кредитование с полноценным кредитным конвейером. Мне нравится этот проект, и я постоянно наблюдаю за ним. Там, где есть такой человек, как Улугбек, который знает куда идёт, чего хочет и умеет мотивировать своих сотрудников, я уверен, всё пойдёт замечательно. А JOYDA я рассматриваю как одного из главных конкурентов, к сожалению, проект маркетплейса от Apelsin немного запаздывает.

Относительно проекта от Uzcard: если там уделят этому достаточное внимание, он может стать самым сильным участником рынка.

Там огромная база клиентов – больше 20 млн карт, и это их big data. Они в состоянии анализировать покупки своих клиентов в пределах Узбекистана, а по кобейджинговым картам — даже за рубежом, и делать им таргетированные предложения. За счёт этого с ними будет тяжело конкурировать, так как помимо них крупным источником big data у нас могут стать только сотовые операторы или другие процессинговые центры. Поэтому, по-моему, самым сильным игроком должен стать Uzcard.

— Какие есть возможности для развития банков в сторону e-commerce?

Если банк хорошо развивается в сторону технологичности, тогда ему уже никто не помеха. В банках накоплена хорошая клиентская база и их история. Если банки научатся правильно обрабатывать эту информацию, просчитывать закономерности и особенности поведения различных клиентских сегментов, станут обогащать свои данные за счет сторонних источников данных, с ними будет очень тяжело конкурировать. Скоринг осуществляется в течение нескольких секунд, платежи проводятся моментально, есть огромная куча инструментов куда и как выдать кредит: карта рассрочки, счёт или оплатить на месте, например, через HUMO Pay. Кроме того, развивается оплата через QR-коды и на базе ЦБ будет единая система, что в свою очередь послужит уменьшению доли оплат через QR-коды существующих платежных систем. То есть это как раз будет банковский оборот, где зарабатывают именно банки.

Всё сейчас завязано на людей. Банки, в которых есть специалисты с достаточными полномочиями, будут в состоянии перетянуть на себя весь рынок электронной коммерции. Платёжным системам нужно готовиться к этому вызову и разрабатывать новые услуги и направления бизнеса, так как e-com станет уже бизнесом банков. Одно из направлений, где банки пока не особо готовы конкурировать – это электронные деньги, мы пока лишь их эмитенты. Приоритеты другие.

— Что делает «Капиталбанк» в сторону развития э-коммерции? Насколько это значимо для банка?

Не так давно бизнеса по э-коммерции у нас вообще не было, а сейчас мы развиваем его на платформе Apelsin. Он очень важный, оттуда уже идут многомиллиардные обороты и банк получает очень хорошие доходы.

Сейчас у нас есть эквайринг по картам HUMO и Uzcard, по ней мы подписываем в день как минимум 5 договоров с новыми поставщиками, а некоторых добавляем даже в виде отдельного поставщика в приложение Apelsin для увеличения их конверсии.

Так же мы предоставляем эквайринг по картам VISA, но здесь уже очень тщательно выбираем клиентов и пока не можем похвастаться большим их количеством. В планах в ближайшее время добавить эквайринг по картам MasterCard: все лицензии куплены и сейчас идёт настройка процессинга.

Кроме того, мы можем предоставить клиентам услугу по скорингу и готовы интегрировать её с любым сайтом или платформой.

Ну и, конечно, маркетплейс. Я ожидаю, что где-то через два месяца мы удивим всех Апельсиновым маркетплейсом, работы уже ведутся.

— Какие планы у банка на счёт маркетплейса? Не боитесь ли упустить потенциальный рынок?

Боюсь и максимально смотрю в этом направлении. Уверен, что за 2-3 месяца поезд далеко не уедет и мы сможем догнать и перегнать весь упущенный объём. Потому что даже на примере приложения Apelsin, в момент его запуска поезд уже давно ушёл, но за полгода мы нагнали огромные обороты и по переводам с карты на карты, и по платежам. А то, чего мы достигли по бонусной программе, – удивляет многих.

Поэтому я уверен, что мы сможем вырваться со своим маркетплейсом в список лидеров, так же как мы сделали это с рынком мобильных приложений. Главное, чтобы высшее руководство банка не пересмотрело приоритеты, и мы двигались дальше в направлении digital и e-commerce.

— Есть ли у вас какие-либо пожелания по изменению законодательства в сфере электронной коммерции?

Сейчас нам жизненно необходимо получить разрешение на удалённую идентификацию. На рынке есть примеры каких-то псевдо-решений, но в законодательной базе это пока не прописано.

Мы, например уже давно внедрили в Apelsin функцию автоматического получения всех данных с паспорта. Вы просто прикладываете свой паспорт к смартфону с NFC, и мы получаем все ваши данные, включая фотографию. После чего мы сверяем эти данные со всеми необходимыми базами, проверяем адрес прописки и всё остальное.

Но не факт, что паспорт приложил именно его владелец, поэтому сейчас по закону необходимо, чтобы сотрудник лично провёл идентификацию. Остаётся добавить в эти правила пункт про возможность проверки через видеочат или что-то иное. Это можно автоматизировать: например, система одновременно сверяет 10-20 кадров из видео человека с его фото из паспорта. И если совпадение, скажем, выше 95% по всем 20 фотографиям – клиент идентифицирован.

Сейчас разрешение на удалённую идентификацию – самое необходимое, все остальные вопросы легко решаемы.

Улугбек Таваккалов, зампредседателя Sanoat Qurilish Bank

Что вы думаете о нашем рынке э-коммерции? Есть ли у него какие-то уникальности, чего ему не хватает для развития?

Рынок электронной коммерции в Узбекистане начал развиваться еще 15 лет назад, когда появился первый платежный интегратор – Paynet. Именно тогда мы все поняли, что платить за услуги сотовой связи можно удаленно, не приходя в кассу оператора.

Но по-настоящему эра электронных платежей в Узбекистане наступила в 2011, после модернизации карточного процессинга ЕОПЦ на платформе Smart Vista, где стали выпускаться карты нового формата EMV UZCARD вместо оффлайновых DUET.

Платежи по картам стали обрабатываться в режиме онлайн, появились электронные терминалы (E-POS), доступные любому платежному интегратору.

На мой взгляд рынок электронной коммерции в Узбекистане сейчас развит неплохо: легко оплатить услуги такси, заказать пиццу, купить билет на рейс до Бухары – и всё это можно сделать, не нося с собой физическую карту. Вместе с этим, есть потенциал для развития QR-платежей, которые на данный момент не развиты из-за тарифной политики процессинга Uzcard.

Уникальность узбекской модели э-коммерции заключается в том, что она хорошо развита в отношении локальных платежных карт и недоразвита для использования международных карт.

К примеру, тот же билет на поезд до Бухары вы не сможете сейчас приобрести при помощи карты Visa и поэтому это направление нуждается в кардинальном развитии.

— Почему «УзПСБ» решил выйти на рынок электронной коммерции? Ожидается ли в скором времени ускоренный рост этого рынка?

Мы исходили из потребностей рынка: мерчанты нуждаются в платежеспособном спросе на свои товары и услуги, а также ищут новые каналы сбыта. Потребители не любят посещать банки (очереди, бюрократия) и боятся платить вперёд неизвестным торговцам.

Создание платформы, которая решит проблемы сторон (потребителей и торговцев) и еще с возможностью моментального принятия решения по предоставлению кредитов – стало целью команды «УзПСБ». Сейчас платформа показала свою состоятельность: каждый день растут объемы онлайн-продаж товаров мерчантов вкупе с продуктами банка.  Мы не остановились на достигнутом, развиваемся в направлении упрощения процессов размещения товаров на площадке, оптимизируем часть доставки товаров, а также прорабатываем вопросы автокредитования и ипотеки.

С приходом пандемии коронавируса, за счет снижения продаж в физических точках, рынок э-коммерции стал расти уверенными темпами.

Мерчанты находят решение, путем организации торговли в мессенджерах, онлайн площадках и на корпоративных сайтах. В скором будущем, почти у каждого мерчанта, наряду с физическим магазином, будет дистанционный канал продаж.

— Что думаете о текущих и потенциальных конкурентах? Есть ли они и кто?

Конкурентов много и это хорошо. Они есть как среди государственных банков, так и среди частных и новых иностранных банков. Там, где есть конкуренция – там есть прогресс!

— В каком направлении в дальнейшем будет развиваться JOYDA?

Это развитие отношений с мерчантами по продаже финансовых и нефинансовых продуктов в одной корзине, автомобили и квартиры, карты рассрочки, доставка в регионы, программы лояльности с различными ритейлерами.

Выбирая товар или услугу, у вас всегда будет возможность выбрать несколько поставщиков, а в посылке вы найдете подарок в виде банковской карты и страхового полиса. JOYDA оцифрует все виды международных денежных переводов и первым из них станет электронный кошелек QIWI.

— Стоит ли ожидать от банка новых проектов в сфере электронной коммерции?

Да, конечно! Мы занимаемся модернизацией in house карточного процессинга, который будет обслуживать платежные системы: MasterCard, Union Pay, JCB, Visa.

На них мы поставим p2p платежи, при помощи которых вы, к примеру, сможете отправить деньги своему сыну, обучающемуся в Китае, прямо с мобильного телефона. Интернет-эквайринг даст нашим клиентам конкурентное преимущество в онлайн продажах.

— Есть ли у вас какие-либо пожелания по изменению законодательства в сфере электронной коммерции?

Закон «О платежах и платежных системах» вышел относительно недавно, думаю, что он покрывает потребности бизнеса на данный момент.

Владимир Добрынин, основатель и руководитель Humans

— Что вы думаете о нашем рынке э-коммерции? Есть ли у него какие-то уникальности, чего ему не хватает для развития?

Рынок e-commerce Узбекистана только начал набирать силу. Наиболее развитыми направлениями можно считать e-marketing и e-trade.

Предприниматели понимают, что клиента сегодня надо искать в сети, анализируя его привычки, поведение, потребности и боли. Благодаря этому бизнес меняется, плавно переходя к онлайн-продажам.

За последний год в республике пошёл рост в таких отраслях, как e-banking, EDI, e-cash. Банки сами выпускают приложения, с помощью которых пользователь получает услуги, не выходя из дома и не теряя время в очередях, как это было раньше.

Важным шагом на пути развития электронной коммерции стало Постановление Президента Узбекистана «О мерах по ускоренному развитию электронной коммерции». Его основные преимущества:

  • признание электронного документооборота, при котором электронные чеки имеют юридическую силу;
  • снижение ЕНП до 2%.

Рынок Узбекистана уникален своим потенциалом: он только начинает свое развитие, а значит свободен и открыт к интересным решениям.

В сфере электронной коммерции наблюдается значительный и логичный рост. Например, если посмотреть на статистику карт Uzcard, то мы увидим, что в 2019 году количество e-commerce операций увеличилось на 34,8 млн (рост 11,2%), а сумма проведенных транзакций достигла 17,050 трлн. сумов (рост на 108,8%).

Сегодня в Узбекистане есть все возможности для развития рынка. Однако для того, чтобы появилось что-то действительно удобное и полезное для пользователя, требуется не развитие отдельных игроков, а интеграция нескольких бизнесов. Стране сейчас не хватает именно таких интеграционных инструментов.

— Почему в Humans решили выйти на рынок Узбекистана?

В Узбекистане нас привлекли высокие темпы роста экономики и потенциал финтех cектора. Рынок готов к качественному рывку: появляется спрос, совершенствуется законодательная база.

Люди хотят пользоваться удобными сервисами, затрачивая минимум времени и получая максимум выгоды. Все перечисленное делает Узбекистан интересным для предпринимателей рынком.

— Что думаете о текущих и потенциальных конкурентах? Есть ли они и кто это?

На данный момент мы не видим прямых конкурентов, так как продукт компании Humans уникален. Ранее никто в Узбекистане не создавал приложение, совмещающее мобильного оператора, удобный финансовый сервис и онлайн-платежи с кэшбэком. Исторически сложилось, что эти сервисы работают отдельно. Множество приложений на телефоне, разные условия – это не очень удобно для пользователя. А HUMANS.uz разом удовлетворит все потребности, связанные со связью и деньгами.

В то же время рынок Узбекистана насыщен как традиционными маркетплейсами (OLX, ZoodMall и другие), так и приложениями с функционалом онлайн-платежей. Это уважаемые, состоявшиеся игроки на рынке, с которыми HUMANS.uz в той или иной степени придётся конкурировать.

Также в Узбекистане энергично развиваются стартапы, появляются перспективные бизнес-идеи, и мы не исключаем появления среди них сильных конкурентов в будущем.

— В каком направлении в дальнейшем будет развиваться проект?

Как и говорилось в анонсе проекта, приложение HUMANS.uz будет включать в себя функционал онлайн-платежей, мобильного оператора и банка. Работа ведется по всем трём направлениям. Компания планирует в режиме нон-стопа внедрять все новые и новые возможности в продукт.

Мы планируем привлечь 1 млн пользователей и открыть 700 точек обслуживания к концу 2020 года. Сейчас идем к этой цели, подстраиваясь и корректируя стратегию действий в соответствии с текущими, быстро меняющимися условиями.

— Есть ли у вас какие-либо пожелания по изменению законодательства Узбекистана в сфере э-коммерции?

Рынок ждёт простых и удобных решений. Требуется пересмотреть условия для digital-маркетинга в стране.

Отсутствие удаленной идентификации пользователя – один из факторов, сдерживающих рост рынка. На наш взгляд введение удаленной идентификации позволит значительно увеличить число пользователей систем электронной коммерции, и, как следствие, увеличить объём этого сектора экономики.

Мы также считаем, что нужно упростить лицензионные требования для операций с электронными деньгами и сделать этот инструмент массовым.

Автор: Шухрат Махсудов


Больше новостей про финансы и бизнес в Телеграм-канале @Probanki

Все новости